В поисках вдохновения

Мыслей нет

В поисках интересных идей и мыслей я пришел на море. Трепетно держа в одной руке сумку с фотоаппаратом и тетрадью для записей. Сейчас буквы разлетятся по бумаге. Сформируют предложения и получиться что-то удивительное. Сейчас шквал идей и сюжетов обрушиться на мою тетрадь как море на берег во время шторма. Сейчас я сяду по удобнее, поправлю у шезлонга спинку, достану мою волшебную авторучку. Напишу роман или сначала стихи, нет сейчас сотворю новый жанр в литературе…обо мне услышат, обо мне заговорят!

Сел поудобнее. Волны штурмуют берег, галька с шумом катиться за волнами, хочется дышать и наслаждаться жизнью. И так…смотрю на ручку, на чистый лист. Ничего. Мыслей нет.

Недалеко от меня села группа людей, умеющих отдыхать. Они отдыхают с утра, пьют вино, обсуждают какую-то Галину. А у меня мыслей так и нет. Пустой лист. Это как?

Пробежала собака, пришел рыбак, говорить ни с кем не желает, даже со мной. Нет мыслей и ни каких идей. Абсолютно ничего. Только какие-то закорючки в виде цветочка в тетради.

Надо еще раз посмотреть на море. По пляжу ходит какой-то чудак похожий на Бродского и снимает на видеокамеру меня, рыбака, группу отдыхающих, собаку…Мыслей все нет и нет. Как же так, я же к этому готовился весь год. Начать свое главное произведение здесь на берегу, я даже авторучку волшебную взял и специально 6 месяцев не пил!

Группа людей умеющих отдыхать

Группа людей, умеющих отдыхать заманили Бродского в свои ряды. Бутылки красного и белого опустошаются в пластиковые стаканы. Самый разговорчивый из них похож на молодого Юрия Никулина в смешной шапочке на голове, в такой ходили клоуны. Бомбошка и надпись: «Санкт-Петербург». Он что-то рассказывает, все смеются. Море по-прежнему бьется о берег, вдалеке дельфины пару раз показали свои спины и исчезли.

Наверное, все дело в авторучке, достаю обычную гелиевую. И вот прилетела первая мысль. Вместе с чайкой, которая важно ходит по берегу и смотрит на меня.

«Хорошо бы присоединиться к группе людей, умеющих организовать свой отдых с утра. Как это сделать?» Гоню эту мысль прочь, не для этого я здесь. Не для этого я потратил три своих зарплаты на отдых. Я здесь для серьезного дела.

Вот двое местных мальчишек приехали на лошадях к морю. Лошади охотно заходят в море. Мальчишки их моют, сами купаются брызгаются и веселятся. Лошади увозят ребят обратно, на берегу остаемся мы, а это: я, группа людей, умеющих отдыхать с Никулиным и Бродским, собака куда-то ушла.

Солнце старательно нагревает песок, гальку, море. Меня и тех что сидят рядом. И вот со стороны моря прилетела еще одна мысль: «Пойти взять одну красную и…»

Повертев тетрадь в руках, нарисовав еще пару закорючек я убираю ее в сумку. Смелым шагом иду в магазин, беру белого. Хотя хотел красную. У меня так всегда, хочу одну, а беру другую. В руках приятная тяжесть золотистого цвета, бьющего о стекло. По пути беру на всякий случай сулугуни. По дороге до моря его ем, откусывая прямо от куска. Открываю своим «чудо» ножом бутылку. Нюхаю по привычке пробку…

Мысль! Вот она! Пришла черт ее возьми!

Жую сыр, запиваю вином из горлышка. К черту этот стакан, этот посредник между живительной влагой и мной. И вообще из горлышка пьют все настоящие герои во всех фильмах, так красивей и по-мужски. Бегу на море, на свой шезлонг, вытаскиваю авторучку, тетрадь. Сейчас мир станет свидетелем создания гениальной книги, это будет бестселлер, это экранизируют, а меня покажут по всем телеканалам. Я буду скромно, но изыскано одет, бросать умные слова и улыбаться в темных очках, хотя нет буду без очков.

И вот я пишу первую строчку:

«Грозовые тучи нависли над морем, смеркалось…» и как гром среди ясного неба слышу голос.

— Присоединяйтесь к нам – приятный женский голос доносится из той группы людей, которые умеют жить!

— Сейчас, — говорю я поспешно складывая тетрадь и ручку. Как не пойти, ведь это же мои будущие поклонники, нельзя отказывать. А то скажут мол зазнался и нос воротит от простых людей, а еще писатель…надо соглашаться, народ меня ждет!

Они потом будут говорить в компании сидя у телеэкрана: — Вот с ним я сидел как с тобой, на берегу моря и пили, нормальный парень, представляешь! Вот так же рядом сидели, кто знал, кто знал!»

Ничего, немного подождет мой шедевр, завтра с утра начну. Одним днем раньше, одним позже. Когда пишешь книгу, которую будет вечна, без разницы день в который ты начал ее писать. Главное теперь я знаю, о чем она будет, не забыть бы только, не забыть бы… «Грозовые тучи нависли над море, всходило солнце…или смеркалось? Завтра разберусь».

— Андрей! – улыбаюсь я, протягивая руку Бродскому!

Оставьте комментарий

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.