Коробок сахара

Я пишу эти строчки в самый темный год России, сегодня 27 февраля 2022. Хотя кому как, одним херово — хорошо другим. Я живу эти четыре дня с таким чувством которые было у меня в двенадцать лет. Вот как это случилось.

Весна, посёлок Верхние Серги в Свердловской области. Мой верный пёс Тарзан и я пошли в лес. Мы искали поваленные деревья еловые стволы и сосны, я сдирал кору в поисках короедов. Это такие белые гусеницы личинки, использумые для ловли рыбы. Каждого короеда я помещал в высверленное в доске отверстие, таких досок у меня было три. Несквозные отверстия для личинок, укладываешь туда личинку и она там сидит. Потом на рыбалке достаешь, удобное хранилище. Насобирав две дощечки я отправился домой, Тарзан крутился у ног. Я пел какую-то песню, шагая по лесной тропе, собака бежала то впереди то сзади. Подходя к посёлке Тарзан вдруг рванулся и побежал, за кошкой наверное. Я пришел домой, Тарзан так и не явился. Ни вечером, ни через день, ни через неделю. Я страшно переживал и даже плакал, это был мой первый пёс. Я искал его везде, но увы. Больше я его не видел.

Лето, тот же самый год. Мы с пацанами пошли купаться на поселковский пляж. Народа было не очень много. Стояла жара, я приехал тогда как раз с сенокоса и все тело зудело от колючей сухой травы. На берегу мы играли в камни, что-то рассказывали. В этот момент на пляж приехали четыре мотоциклиста на новеньких красных ИЖах. Две Планеты и два Юпитера. Парням было лет по 25-27, они быстро разделись, и бросились в воду. Мы пошли смотреть сверкающие на солнце байки. Подойдя к одному из них я замер, на сиденье мотоцикла была надета шкура, рыжая шкура моего пса Тарзана. У меня даже сомнений не было. В горле ком, слезы и сопли. Я сжал кулаки и пнул мотоцикл. Вышел тот кто приехал на мотоцикле и с размуху ударил меня по лицу, потом еще раз… Я орал что он убил моего пса, на что он улыбнулся и сказал: — Он долго визжал, все никак не хотел сдохнуть. Вышедшие из воды его друзья хором засмеялись. За меня заступился дед Юрий сидящий на берегу, он был моим соседом и смотрел как купаются его внуки. Больше бить меня не стали. Они уехали

Я прибежал домой, узнал где живёт этот парень. Оказалось не очень далеко. Меня переполняли чувства которые до этого не испытывал. Беспомощности и несправедливости, обида и злоба. Я решил убить его! Серьезно говорю. Схватил в комоде у отца нож, которым мы кололи коров, спрятал его в рукав пиджака и пошёл на улицу, к дому где жил убийца моего любимого пса. Через несколько шагов меня окрикнул соседсткий дед Юрий, тот что был на пляже и только возвращался, так как ходил очень медленно. Он подошел ко мне, обнял со словами: — Андрей, оставь это дело, не стоит связываться с говном, измажешься. Хотя можешь насыпать ему в бензобак спичечный коробок сахара, он будет рад. Дед улыбнулся и кивнул на руку, под которой я сжимал нож: — А это лучше оставь, этим делу не поможешь. Иди домой, умойся и оставь то что у тебя там. Конечно я бросился домой, план сорвался, меня рассекретили, но как? Как он узнал?

Насыпал я сахара в бензобак или нет я не скажу. Я не мог есть и спать несколько дней, я негодовал, я был в отчаяение. Это был мой лучший друг, мой любимый Тарзан. Я с 7 лет рос вместе с ним, он провожал меня в школу и встречал. Он гулял со мной по лесу… эх ну что говорить и так все понятно.

Когда мне было 32 года я приехал к Бабушке праздновать её юбилей. Мы танцевали прямо во дворе, пели песни, обнимались. Пришел дед Юрий, поздравил бабушку мы налили, выпили вспомнили как жили и я спросил у него про тот случай: — Откуда вы узнали что у меня были какие-то намерения и даже нож?! На что дед Юрий ответил: — С такими глазами как у тебя были тогда, только идут на одно дело — убивать. У тебя были сумашедшие, дикие глаза. Тогда я удивился его внимательности и прозорливости.

Зачем я это написал сейчас? Потому что моё состояние сейчас именно такое. Как будто я потерял что-то важное для себя и этого уже не вернуть. Никогда. Я вспомнил то чувство безысходности, но коробок сахара уже не поможет, и дед Юрий умер, некому подсказать что делать.