Переферия

— Скукота то какая, скукотища.
— Да здесь тебе не вечерний Екатеринбург, это Атиг.

Сергеев встал и подошел к окну. Окно было грязным его не мыли с того самого момента как построили дом. На подоконнике лежала пачка сигарет и пепельница. Сергеев взял оба предмета и возвратился на диван.

По телевизору транслировали новости, показывали творящийся на Украине ужас. Рассказывали о каких-то санкция, затем показали выступления Обамы, который после выступления выбил дверь ногой. И вышел из зала конференции.
— Я ни когда не смотрел столько времени телевизор, оказывается в мире то херня происходит.
— Дай лучше закурить, ты спрашивал у этого местного «Алеши» есть тут кабак какой или нет?
— Был но сожгли, ближайший в Нижних Сергах, но уже поздно только на такси.

Сергеев докурил сигарету, переключил канал. По другому телеканалу транслировали тоже самое. Телеканалов было всего два. И те показывали не четко и не постоянно. Интернета не было и Сергееву казалось что жизнь идет зря. А «Вконтакте» сейчас его друзья обсуждают какой ни-будь матч или какую ни будь бесстыжую девку. Хорошо бы сейчас такую бесстыжую сюда в квартиру.

Козин и Сергеев молча ели заваренный «Доширак». В дверь постучали. Они переглянулись и Сергеев пошел открывать дверь.

На пороге стоял мужчина лет пятидесяти в промасленной куртке и старой кепке которая была главным атрибутом вождя мирового пролетариата. Мужчина был пьян.
— Вововаа, — промычал он, — здесь?
Сергеев закрыл дверь ничего не ответив.

Козин и Сергеев вышли прогуляться вокруг дома. В Атиге они приехали в роли монтажников базовой станции одного известного сотового оператора связи.

Они молча шли вдоль единственной улицы поселка. На встречу выехала инвалидная коляска с толстым мужиков.
— Пацаны, дайте закурить в натуре!
Ничего не ответив Козин и Сергеев прошли мимо. Мужчина ехал за ними некоторое время. Сначала просил закурить, а потом крыл их матом угрожая лютой расправой.

Возвратившись домой они уселись на диван и включили телевизор. Показывали фильм который оба смотрели уже ни по разу. Козин сварил пельменей, принес из холодильника литр водки и поставил стаканы на табуретку.
— Мне конечно говорили что в деревне делать нечего, — сказал разливая Сергеев, — но что бы до такой степени.

Как и прошедшие две недели двое мужчин напились и поехали на такси в Нижние Серги. В Нижних Сергах соблазнили каких-то женщин в возрасте 50 лет и уехали с ними на свою съемную квартиру. Пропив за вечер оставшуюся часть месячной заработной платы.

Вечером следующего дня Сергеев лежа на диване почувствовал двухнедельный запой правым боком, повернулся к Козину и сказал:
— Я больше не буду.
— Ну тогда я один, — Козин опрокинул содержимое стакана.
Немного помечтав о бесстыжей молодой девке Сергеев махнул рукой:
— Наливай, что тут от тоски помирать что-ли!