Поезд

Пили люди, пили, пили и не выпили
жили люди жили и не выжили,
тянули люди жилы и не выдержали.
жили люди говорили с богом,
дай пожить немного, дай пожить еще немного.
Александр Васильев

Мне снился сон как будто бы я еду в поезде, а куда не понятно, на против меня сидело двое китайцев и пили виски закусывая квашеной капустой, на столе помимо бутылки виски с наполовину отодранной этикеткой стояла тарелка квашеной капусты и разделенный на дольки помело. Китайцы улыбались и что-от говорили на своем родном языке. Я отвернулся от них и лежа уставился в белую исписанную маркером стену, поезд тряхнуло и я ударился головой о стену.

Не сон

Я проснулся, и увидел перед собой стену, ту самую белую стену из сна исписанную маркером, я поднялся с кровати и передо мной сидели два китайца и ели квашеную капусту с виски прямо как во сне. Только не было памело, я сел и ногами встал на что-то мягкое, это была часть помело. Я положил его на стол, посмотрел в окно за окнами летели зеленые поля с какими от желтыми цветами. Интересно куда это я еду?

Сверху кто-то зашевелился, и ко мне склонился вниз головой какой-то человек.
— Ну привет.
— Здравствуйте.
— Хочешь узнать куда едем?
— Еще бы, конечно, — я ничего не помню, совсем ничего, кроме того что праздновали день рождение друга вот уже третий день, потом я пошел спать у меня ужасно давило левый бок, сердце колотилось так бешено и так необычно…
— Я бы с радостью это тебе сказал, но не знаю, знаю только одно, ты умер во сне, — голова человека исчезла появились ноги, человек слез с верхней полки.
Потом выпил из горлышка виски взял руками из тарелки капусты запихал в рот и улыбнулся, протянув бутылку мне.
— Пей, сейчас все объясню.
— Я виски как то не очень, водки бы мне, — странно что мне не было плохо, совершенно не было, а обычно после трех дней я чувствовал себя препогано.
— Владимир Сергеевич, — человек протянул руку.
Я пожал ему и сказал свое имя, после чего Владимир ушел.

Пришел с бутылкой водки, но почему то опять этикетка была на половину содрана, а водки было чуть больше половины бутылки.
— Стаканы есть?, — я спросил у Владимира Сергеевича, тот покачал головой.
Пришлось пить из горлышка, водка оказалась мягкой, со вкусом мяты и очень приятной. В голове сразу прояснилось, внутри разлилось тепло, стало чуточку теплей.
Сергеевич похлопал меня по спине.
— Тебе повезло, как и всему этому поезду ты умер во сне…
К нам подошел проводник и что-то сказал китайцам, те заулыбались, поклонились и пошли за проводником.
— Их станция, — заглядывая в коридор сказал Владимир.
— Как это я умер во сне?
— Как все умирают, только во сне, легко и не принужденно, еще и пьяный, теперь до своей станции.
— До какой станции?
— А кот знает, оттуда ни кто не возвращался.
— Я думал это будет как то по другому, ну не знаю, но не поезд ведь, — я выпил еще пару глотков.
Владимир посмотрел на меня и спросил:
— Женат?
— Да, есть сын, а что?
— У меня двое.
— Что делать то?, — я ничего не мог понять, как так сплю или не сплю.
— Пройдись по поезду, — посоветовал Владимир.
— Есть курить?
— Я не курю, а вот китайцы наверное да, посмотри поспрашивай по вагону.

В вагоне

Я пошел по коридору, в поезде кроме нас ехало очень много китайцев, я жестами попросил закурить, один из них кивнул и подал мне сигарету и спички. Я поклонился и отправился в тамбур. В тамбуре было как обычно накурено и сыро, пахло сигаретами и креозотом. Я решил пройти еще пару вагонов, я прошел семь или восемь вагонов, в большинстве своем пассажиры были китайцы. В одном вагоне на меня набросился какой-то человек с криками, он метался от окна к окну и что-то орал, по моему на испанском. В каком то купе играли в карты, в других просто выпивали, кто-то курил прямо сидя на второй полке, все был спокойно за исключением еще пары вагонов. В одном сидела женщина на полу и рыдала, слезы бежали и глаз она что-то говорила я не мог ничего понять. И все кто вел себя шумно и агрессивно не были китайцами. Я решил повернуть обратно, в одном из тамбуров на корточках сидел паренек лет двенадцати и курил…

В купе

Я вернулся назад, Владимир ел капусту и держа в одной руке тарелку, а другой брал щепотками эту самую капусту и подносил ко рту.
Я сел на против него, туда где раньше сидели китайцы.
— Откуда здесь столько китайцев?
— Как это? их знаешь сколько, — он развел руками показывая количество китайцев.
— Там маленький мальчик, в тамбуре, жалко, совсем ребенок еще.
— А ты странный, ты как китаец, они все когда просыпаются спокойные как ты, мы же европейцы орем и мечемся, для этого здесь водка и эта закуска что бы успокоились. Знаешь мне кажется китайцы откуда то знают что они умирают, уж больно они спокойны.
— Мне все еще кажется что это сон, — я посмотрел на руки, на стол и на бутылку «успокоительного».
— Это хорошо, думай так дальше.
Мы замолчали, я смотрел на не меняющийся пейзаж за окном…
Потом я спросил где он жил и откуда родом, оказалось совсем рядом из Пермской области, вспоминали студенчество и какими мы были смешными и глупыми.
Одно меня смущало, то что больше всего походило на сон, то что водка и виски не кончалось как и закуска, а памело постоянно падал на пол. Опьянение было очень не долгим, минуты десять не больше, поэтому напиться было не возможно. Сон не иначе.

Проводник

Потом подошел проводник и сказал Владимиру что скоро его выход.
— Ну что выпьем, скоро мой выход, — он очень заволновался и отхлебнул больше обычного.
— Ну давай.
Владимир Сергеевич выпил засунул еще одну порцию капусты себе в рот, стало заметно что он нервничал, тут же пришел проводник.
— Владимир Сергеевич ваша станция, прошу вас идите к выходу.
— Ну ладно пока, — он махнул нервно рукой, на глазах появились слезы.
Наклонился ко мне и сказал шепотом:
— Когда высаживают днем, а лучше утром это очень хорошо, а вот если вечером или ночью, даже китайцы нервничать начинают…он подмигнул.

Мое время

Наступал вечер, за это время на койках появились еще два китайца, которые очень спокойно сели и стали есть капусту как будто только этого и ждали. Я смотрел на них, потом предложил им выпить они выпили со мной. Один пожилого возраста улыбнулся и что-от попытался мне объяснить я не понял ни чего. Так в обществе китайцев наступила ночь. Мимо прошел проводник, китайцы прижались друг к другу их глаза забегали.
За окнами не было видно ничего даже звезд на небе.

Не хотелось ничего не спать ни есть ни пить, один китаец плакал. Пришел проводник, китаец мужественно встал поклонился и ушел вслед за проводником.
Потом проводник пришел еще раз:
— Скоро ваш выход, и вручил мне фонарик.
Я посмотрел на него, потом в надежде на окно, там было темно…
Я пошел за проводником и вертел в руке фонарик, он не работал.
Поезд еще какое то время ехал, потом стал останавливаться. Проводник откинул нижнею дверцу, открыл дверь и вышел на перрон. Я вышел вслед за ним. Он посмотрел на меня, потом на небо. Забрал у меня фонарик, потряс его и прощаясь со мной влез на ступень поезда.

Поезд уезжал, я отвернулся пытаясь осмотреться, вокруг было темно. Последний вагон улетел в неизвестном мне направлении открывая мне… только что начавшийся восход, небо было еле розового цвета. На душе стало легко и ясно, захотелось танцевать и петь, мне ни когда не было так хорошо я впервые чувствовал себя по настоящему счастливым…глаза предательски заслезились я засмеялся.
Мне захотелось кричать и я что есть дури заорал:
— Спасибо!!!