Посвящается Александру Степанову

Бывает так, тебе с человеком легко. Легко рассказывать о чем-то откровенном, делиться новостями. Шурик был таким. Он был для меня своим человеком. Близким и понимающим.

Именно он, впервые дал мне послушать «Арию» и именно он заставил меня прочитать Стругацких. А еще, его Бабушка жила в Херсоне и посылал ему большие консервные банки с халвой, которой он меня щедро угощал. А супротив халвы, все остальные друзья были так себе.

Мы с ним читали одни и те же книги. Потом обсуждали, сидя на кухне с сигаретой в зубах. Размышляли и спорили о героях романов и их действиях. Пытались представить каким может быть снять фильм по мотивам этой книги? Даже написали пару сценариев, писал в основном я, Шурик читал.

Осуждали поступки героев фантастических книг и восхищались ими. Слушали группу «Ария» и сидя в старых советских креслах, пили холодную водку и рассуждали о полетах в космос и загробной жизни.

Его фильмотека была огромной, много интересных видеокассет. Именно он открыл мне «Звездные войны».

Шурик был очень худым, таким худым что его даже не взяли в армию. Хотя мы два раза пытались его провожать.

Проводы были до утра, поехали на автобусе в военкомат, посадили Шурика в большой автобус полностью забитый военными и призывниками, а сами вернулись обратно к родителям и я с порога громко объявил. «Шурик скоро вернется». Все посмеялись, а Шурик через три дня вернулся.

Жил он в коммунальной квартире, с ними в квартире, в отдельной комнате жил Василий, мужчина любивший баб, водку и американские фильмы. Ко всему прочему Василий читал серьезные книги о судьбах России, а Бхагават Гита лежала всегда у него на столе.

После поступления в институт, наша дружба не распалась. Я приезжал к нему, не часто но бывал. Мы все так же выпивали и рассказывали друг другу о новых книгах, о новых фильмах.

Потом он женился, у него появились дети. А у его жены было очень красивое имя — Гузель. Он ушел с головой в семью, уехал от родителей. Боролся с безденежьем как мог, работал на заводе…

В то время не было сотовых телефонов, поэтому о его смерти я узнал по приезду домой. Сказали, умер две недели назад. Я тогда взял бутылку, пошел на кладбище и конечно же не нашел его могилы. Да и не важно место где он лежит. Нашел столик поудобнее, пил и разговаривал. Я тогда как раз прочитал всего Толкиена и было о чём поговорить…