Всё просто

Сегодня я решил показать вам свой рассказ. Я долго думал, рассуждал, перечитывал его, менял, правил, вычеркивал и вновь записывал абзацы. Мне кажется он простым и не очень интересным. С декабря месяца я раздумываю показать его или удалить с компьютера навсегда? Удалить не решился, решился показать вам.

Скачать vse_prosto (fb2)

Добрые приметы.

Что самое радостное в жизни у человека, который работает? Чего он так ждет все одиннадцать месяцев на работе? Отпуск – когда можно не работать, когда можно делать то что ты хочешь, когда ты можешь уехать подальше от дома и никому ничего не объяснять, ни о чем не переживать и не заботиться.

Вот и у меня простого российского инженера начался отпуск.

Ночь, два часа, все порядочные и не очень люди спят. Я желаю уехать на море. Чемодан собран, кофе выпит, хотя я его вообще не пью и не люблю. Видимо в суете, для того что бы успокоиться. Курить я бросил, а пить на дорогу алкоголь не отважусь.

На улице дождь – хорошая примета. Добрые приметы весьма кстати, ведь полеты дело не безопасное и без везения здесь ни как. Цель моей поездки город Геленджик. Именно туда я собирался одиннадцать месяцев, согласно этому строил свои планы. И если бы мне сказали, что им не суждено сбыться, я вряд ли этому поверил.

По дороге в аэропорт.

По дороге в аэропорт позвонил в такси города Краснодара, чтобы сразу же уехать в Геленджик. Уже вечером я планировал купаться в море и фотографировать закат на черноморском побережье.

Диспетчеры многих компаний такси предлагали одну и туже цену, плюс-минус сто рублей. Но один диспетчер мужчина, представился Максимом, назвал цену, которая на 1000 рублей дешевле.

— Здравствуйте, вы позвонили в такси «М» я вас слушаю. – сообщил мне приятный мужской голос.

— Здравствуйте, я хотел бы такси заказать от аэропорта Краснодар до Геленджика.

— 2000 рублей. Только зачем вам в Геленджик?

— Отдыхать, — я немного растерялся вопросу диспетчера.

— Я бы на вашем месте поехал в Архипо-Осиповку, Ольгинку или Джубгу, в Геленджике грязное море и высокие цены.

— Спасибо, а вы сами где отдыхаете? В этих только что названных вами городах? – все мои планы начали рушиться, о грязном море я вообще не задумывался.

— Конечно, — голос диспетчера оживился, — что в этом городе делать, если захотите съездите туда, все рядом 100-150 км, рейсовых автобусов полно!

— А что море очень грязное? – я переспросил еще раз, я всегда переспрашиваю если что-то идет не так.

— Конечно, я бываю там по 5-6 раз за лето, поверьте мне езжайте в деревни, там хоть отдохнете, а вы кстати откуда?

— Я из Каменска-Уральского, с Урала я.

— А с Урала, тогда точно понравиться, но смотрите сами мы вас хоть куда увезем.

Я назвал ему свой рейс, потом оставил номер телефона и со спокойной совестью решил ехать в Архипо-Осиповку. Все мои наработки, все мои звонки о квартирах и домах, все мои старания по поиску жилья рушились. Предстояло обзвонить теперь гостевые дома Архипо-Осиповки. Хорошо, что со мной был мой новый телефон, в интернете я набрал нужный мне населенный пункт и не смотря на поздний час, начал звонить. По дороге до аэропорта обзвонил множество мини гостиниц и решил поселиться в одной с интересным названием «Навигатор» Потому как на вопрос «А когда вы планируете приехать» я ответил «Сегодня» и спокойный голос сказал: «Хорошо, мы вас ждем, вот адрес: улица Земляничная 24»

Навигатор, пропой мне канцону другую,

я конечно вернусь, жди меня у счастливых ворот,

вот еще поворот и я к сердцу прижму дорогую

И вот мой друг Иван привез меня в аэропорт «Кольцово». Он пожелал мне удачи, я пошел на регистрацию и ожидание вылета.

Кольцово

Вылет должен был состояться в 7-05 сейчас уже 9-00, а вылет все откладывают. Отпуск начался! В моменты ожидания думаешь о многом, о жизни, о предназначении, сколько будет стоить чача, теплое ли море, не зря ли я взял удочку и рыболовные снасти?

Я глядел в огромное окно, от потолка до пола, наблюдая за тем как дорожные рабочие ремонтировали взлетно-посадочную полосу. Вот по полосе приехал трактор с телегой полной багажа. Вот один чемодан выпал из тележки, водитель это заметил и закинул его обратно. Трактор уехал. За окном шел тот же утренний дождь, правда он больше не казался мне радостным предзнаменованием. А рейс все откладывают.

В зоне ожидания рядом со мной плакал ребенок, за окном разворачивался очередной самолет на Москву. Мужчина в возрасте посмотрел на информационное табло и выругался матом, этим он подвел итог всего утра, которое я провел в аэропорту. Диспетчер объявил очередной рейс на Москву.

Ужасно хочется спать, еще я совершил ужасную ошибку, я не взял с собой ноутбук. Надеясь на полный отдых. Полный отдых сидя на пластмассовой лавочке я себе не представлял.

Ожидание.

«Зал ожидания не является самым интересным местом для отдыха» промелькнула мысль в 10 часов утра.

По телевизору, который висел прямо напротив меня шел мультфильм, в котором главный герой рыгал в такт классической музыки, мне показалось Вивальди.

Я осмотрелся, люди, сидевшие рядом поменялись уже раза три. У меня возник вопрос, а как отсюда вообще выбраться? К кому обратиться, будет ли вообще рейс? Желание летать на наш юг улетучилось как взлетающий самолет на Санкт-Петербург, как улетучивалось и хорошее настроение. Это только начало или дальше будет веселей?

В очередной раз глядя на погрузочно-разгрузочные работы за окном я вдруг подумал о поезде, лежишь на верхней полке смотришь в окно и едешь, едешь, едешь, три дня. Ешь, ешь, ешь…

Можно ли выйти отсюда?

Я проснулся от каких-то толчков, ребенок стоял возле меня и спрашивал пульт от телевизора, у меня его естественно не было. А по телевизору в это время транслировали Camedy Club. На информационном табло наш рейс перенесли в самый низ и убрали даже время вылета, чудеса, да и только!

Нет, нужно что-то делать, лететь в Москву, например, туда рейсы через каждый час. Или в Новосибирск, или Санкт-Петербург, прямо как в песне.

«Опять задержка рейса, нужно мне туда куда не принимают»

По громкой связи объявили очередную посадку на Москву, дети, сидевшие за моей спиной, уже спали.

Через некоторое время по громкой связи объявили: «Пассажиры, летящие рейсом U6-209 подойдите к 15 выходу получите прохладительные напитки, повторяю…». Ну хоть от жажды не умрем и то хорошо, зато от тоски точно. Почему же я не взял ноутбук, вот тебе и отдых.

Camedy Club все ни как не заканчивался, не смешно и не весело. А на часах тем временем было уже 11-20. Воды дали каждому по стакану, я попросил водки, мне ответили отказом сославшись на то что в самолет пьяных не пускают. Я пытался спорить, аргументируя что за все время ожидания можно протрезветь, да что там протрезветь самолетом научиться управлять.

Вышел мужчина в пиджаке и галстуке и громко произнес речь: «Уважаемые пассажиры, ваш самолет неисправен, мы подготавливаем для вас другой самолет. Через два – три часа состоится ваш вылет». Стоящий за мной мужчина в ответ на это выкрикнул: «- А кому мы там уже будем нужны? Авиашоу закончиться!». Еще один поддержал меня в вопросе о выпивке, причем бесплатной, женщина с ребенком крикнула: «По закону должны кормить горячей едой». Сотрудник аэропорта попытался всех успокоить, я не стал слушать его и пошел отсиживаться дальше, строить планы на свое пребывание на море, если конечно получиться долететь.

Тоска. В последнее время из неудач я стараюсь извлекать выгоду. Две или три неудачи дают пищу для размышления, что-то сделано не так, надо исправить. Надо использовать эти неудачи и направить их на что-то полезное, интересное. Как использовать вот это застраивание в аэропорту?

Хочется выйти и прогуляться под дождиком, но здесь не положено, на улицу не выпускают, сиди и смотри в окно. Скоро окно протрется до дыр от наших двухсот взглядов. Пассажиров, вылетающих из Екатеринбурга в Краснодар.

— Свободно? – спросил пожилой мужчина.

— Да, конечно, — ответил я.

— Куда летите?

— В Краснодар.

— Я тоже, — мужчина посмотрел на меня, и добавил, — хорошо сидим!

У него был очень ярко выраженный южный акцент, южный говор всегда повышает настроение, какой-то он теплый и смешной.

— Это точно, точно не разобьемся пока тут сидим, — я попытался поддержать разговор.

— Все что делается, все к лучшему, — улыбаясь произнес мой новый сосед. (Кстати это любимая поговорка моей бабушки.)

Мы разговаривали о разном, я спросил где сейчас лучше отдыхать на Черном море и получил подтверждение что в Геленджик лучше не ехать в крупные города вообще лучше не ехать. И он объяснил точно так же, как и таксист. Он открыл мне тайну что ни один местный житель в Геленджике не станет купаться в море трезвый, потому что в это самое море сливается вся канализация. Он рассказ о том почему затопило Крымск. Должно было Геленджик, а затопило Крымск. А все из-за недвижимости нашим олигархов и Путина и еще многих, кто работает в правительстве. Геленджик вообще город где правительство построило себе дачи, особенно командует там жена Путина. Он даже хотел показать мне на карте где находятся эти дома, дома наших с вами слуг. В силу своей недоверчивости я ему не поверил, не на 100%. Всегда надо проверять факты, вдруг это обычная клевета. Или фантазии. И какое мне дело до этого всего, я инженер, я еду на море! Впервые на Черное море!

Русский характер.

Среди пассажиров рейса U6-209 постепенно нарастало недовольство. Не известно, чем бы все это закончилось если бы по громкой связи, не объявили: «Пассажиры рейса U6-209 до Краснодара пройдите в «Гренки паб» что бы получить горячую еду». Толпа народа двинулась в этот самый паб.

В пабе кормили хлебом и пельменями, голос диспетчера, объявляющего об очередном переносе рейса, утонул в звяканье вилок и посуды. Голос даже стал не таким противным. Я не являюсь особым гурманом, ем все что съедобно, поэтому пельмени я съел с большим удовольствием. Выпил горячего чая с булочкой и захотел спать. Аэропорт стал уютным и не таким уж противным местом. Люди, выходившие из паба, улыбались, а если бы там еще и наливали, пели бы сейчас песни и забыли про свой рейс.

А часы тем временем перевалили за 12-30.

За окном, как мне показалось, весело работали дорожные рабочие, шел осенний теплый дождь, самолеты взлетали и прилетали. Красота! Я взял свою тетрадь и решил написать пришедшее на ум.

Как мало времени у нас, осталось то всего чуть-чуть,

Как мало сказано в словах, как многих можно помянуть.

Прожить свой век и не жалеть о не успевшем,

Пройти свой путь и не боясь нацелиться на вечность,

В сердцах родных мы может быть засели как заноза,

Так это сущность человека и в каждом есть немного.

Переживаний глупых полным-полно таится, желаний необычных — стыдимся.

Нет ничего, ни дома, ни дороги,

Ты не грусти у многих нет их тоже.

И ничего что не успел обзавестись детьми,

И ничего что ты пешком идешь в своем пути,

Пусть ты один и грусть грызет тебя как топором колоть полено,

Быть Человеком нелегко, а жизнь вам не морская пена.

Рано или поздно наступает момент, когда приходит время того чего ты ждал. И вот объявили долгожданную посадку. Время моего пребывания в аэропорту «Кольцово» составило 7 часов 20 минут.

Радостные и усталые люди проходили проверку посадочных билетов. У трапа самолета нас ждала стюардесса. Её улыбка была так заразительна, все улыбались ей в ответ за редким исключением. Она извинялась за задержку рейса перед каждым и говорила: «Здравствуйте».

И вот все уселись на свои места, самолет загудел, стюардессы показывали и рассказывали, что необходимо делать и в какие моменты. Командир самолета извинился за задержку рейса раза три.

И вот мы уже в небе! Спустя 10 минут почти все пассажиры рейса Екатеринбург-Краснодар спали. Спал и я. В мире снов я нашел какой-то дурацкий сон. Мне снилось что в самолет зашел бородатый мужчина с гармонью и стал петь песни. Пассажиры бросали ему мелочь в оттопыренный карман. После трех песен он подошел к запасному выходу и крикнув на последок «Удачи, счастливого пути» подмигнув мне выпрыгнул из самолета.

Я проснулся от шума, все вокруг суетились, это значит раздавали еду. И вот заветная тележка докатилась и до меня. Сегодня были бутерброды с ветчиной и салат, чай и вкусная булочка. Я уже говорил, что ем все, вдруг больше не будет.

Сытые и счастливые пассажиры засыпали, забыли о нескольких часах ожидания, много ли надо человеку для счастья? Сытость и надежда. А ожидания, да что ожидания, как только завершиться одно ожидание, начнется следующее.

Детям раздали какие-то игрушки, но они ими не играли, а легли спать. Один мальчик надул воздушный самолет, на нем было написано «Уральские авиалинии».

Между облаками виднелись лоскутки земли, расчерченные ровными квадратами и прямоугольниками, бесформенные линии озер, извилистые реки. Все это моя родная страна Россия, я родился и умру, без всякого сомнения, именно здесь. Я люблю её. Ведь в этой стране живут замечательные люди. Музыканты, поэты, писатели, актеры и режиссёры, художники, инженеры, талантливые люди. Здесь живут мои друзья, родственники которым я так редко звоню. Нет у меня ничего кроме этой страны, только здесь меня любят и ждут, только здесь я нужен, здесь я не чужой я свой! Жаль только одного, правительство у нас видимо не местное, ведет себя как будто мы все ему чужие.

За все время полета капитан и стюардессы еще много раз извинялись за задержку рейса, но мне кажется, мы их простили, как раз в тот момент, когда нам дали поесть и поспать. Ведь они тоже наши родные.

Краснодар

Самолет шел на посадку. Очень сильное впечатление для тех, у кого вестибулярный аппарат исправен. Пассажиры пристегнули ремни и замерли, ожидая сближение самолета с землей. Ждать пришлось не долго. За иллюминаторами проплыл не очень живописный пейзаж. С одной стороны, поле подсолнухов, с другой сухая, выжженная степь.

Нас встретил сильный порывистый ветер. Видимо хотел показать нам уральцам что здесь тоже не сказка, здесь тоже русская земля. На большом табло были цифры 31⁰С. Жар окатил лицо, как будь то бы входишь в баню. Яркое солнце беспощадно жарило, как же я отвык от такой погоды. У нас все дождь и слякоть. Улыбка сама по себе появилась лице.

Багаж ждать пришлось не долго, вообще после 8 часов ожидания все кажется недолго. Таксист нашел меня после третьего звонка. Он оказался армянином, разговорчивым армянином. И вот мы мчимся в Архипо-Осиповку.

Какое-то время мы ехали по старой части города или новой, тут были каналы с огромным количеством рыбаков, потом какие-то стройки, кольцевые дороги, мы выехали на трассу. Краснодар мне ничем не запомнился, я его и не видел. И как только мы выехали на трассу я понял, что бояться надо вовсе не самолета, а таксиста армянина. Я вдавливался в спинку кресла, хватался за рукоятку пассажира, искал педали тормоза под ногами. Меня прошибал озноб, а то становилось жарко невыносимо. Все это время водитель слушал музыку, разговаривал и курил. По-моему, я тоже с ним разговаривал. Скорость и маневры между другими участниками движения захватывали дух, сердце замирало и камнем падало вниз, когда мы спускались по горам с огромной скоростью.

Как только начались горы я забыл про все на свете, это такая красотища, даже забыл бояться смерти, которая могла прийти в любой момент на горной трассе в этих замечательных местах…

Чем ближе мы приближались к Архипке (так нежно называл её мой водитель) тем живописнее были места. Горная местность, покрытая лиственными лисами, высохшие реки, обрывы, крутые склоны, мотели вдоль дорог и множество торговых лавок. Глядя на всю эту красоту я готов был ждать еще сто часов в любом аэропорту.

И вот мы на месте, правда нашли мы гостиницу «Навигатор» не сразу, пришлось покружить в поисках Земляничной улицы которая затерялась у самого подножия гор, рядом с пересохшей рекой Тешебс. Запах моря и винограда изабелла сразу же подняли настроение и мой организм потребовал выпить.

Архипо-Осиповка

Архипо-Осиповка представляет собой небольшое село названное в честь рядового русской армии Архипа Осипова совершившего героический подвиг самопожертвования в 1840 году. Очень красивый, в центре его большое колесо обозрения, которых я до смерти боюсь. Красивые коттеджи разнообразных дизайнов и цветов. Православный храм. Двух и трехэтажные особняки и даже что-то вроде дворцов, все это для гостей и отдыхающих. Большие гостиные дворы с аквапарками и беседками на улице, мини-гостиницы, постоялые дворы и санатории. Все это вмещается на довольно небольшой территории между двумя горами и двумя реками Вулан и Тешебс. А какая здесь природа, всюду растет орех, дуб полно других растений. Горы покрыты лиственным лесом. По пересохшей реке Тешебс гоняют квадроциклы. Эти пересохшие реки таят в себе опасность по весне разливаются очень сильно. Не зря я проделал такой длинный путь, не зря.

Константин встретил меня и повел показывать комнаты. Во дворе был бассейн, столики, скамейки, припаркованы два автомобиля, сидели и завтракали люди, пока еще мне совершенно не знакомые.

Очки с огромными диоптриями, белоснежные волосы, четыре амулета на шее, постоянно дымящаяся сигарета в руке. Так выглядит Константин. Мы сразу же договорились, жить буду у него до 10 сентября, а потом ему необходимо будет уехать.

Номер был небольшой, но все необходимое там имелось. Душ, туалет, кровать. Запах деревьев и сухой травы, под окном был загон для кур, пели птицы, рядом находилась гора со странным названием Ёжик.

Костя предложил показать мне поселок, пригласил к себе в автомобиль, мы поехали. Объехали все довольно быстро, я ничего не запомнил кроме креста. Затем заехали в Магнит, я купил себе продуктов на неделю. За экскурсию и поездку в магазин Константин денег не взял.

Позже он отвез меня на море, хотя я был против. На море я чуть было не уснул, залюбовался закатом. Было многолюдно, кафе и рестораны открывали свои двери. Играла назойливая музыка, визжали дети, смеялись взрослые. Зазывала с микрофоном ходил по пляжу и предлагал морскую рыбалку. Я искупался в море и сидел пока не стемнело.

На пляже сидели люди, смеялись, выпивали и разговаривали. Я отправился домой, решив начать с завтрашнего дня свои приключения. По дороге домой я увидел огромное изобилие вина, чачи, коньяка. Конечно это все не настоящее, но дешевое.

Придя в свой отель под названием «Навигатор» я решил искупаться в бассейне. Потом лег спать, сон пришел сразу же, он схватил меня в свои объятия и крепко держал до самого утра. В комнате было жарко, но я не стал включать кондиционер, решил хотя бы один день погреться этим летом.

Утро было многообещающим, было очень тепло, светило солнце, на небе ни облачка. Я решил пойти естественно на пляж. Идти пришлось приблизительно пол часа. И это здорово! Прогулка на свежем воздухе всегда хорошо. Единственное что мешало гулять так это постоянное движение автомобилей. Центральная улица Архипо-Осиповки является еще и федеральной трассой. Это, пожалуй, самый большой недостаток этих мест

На центральном пляже очень многолюдно. Поэтому я решил отойти метров на триста от него. По дороге мне попались нудисты. Не зря я решил прогуляться вдоль моря. Правда здесь много мусора, всем это не нравится, но оставили то этот мусор люди, которые здесь были до нас и даже те, кто отдыхает прямо сейчас. Вон полетел пакет у женщины, в котором находился крем от загара, пакет застрял в кустах что росли на горе. Вот мужчина допил банку пива и бережно кинул её к скале, а вот жарят шашлык и бросили пару пустых пластмассовых бутылок на камни, пачку сигарет «случайно» забыли у самого моря…

И вот я лежу и загораю. Солнце нагрело песок и камни. На первый раз хватит двадцати минут. Решил искупаться и пойти гулять. Я решил пофотографировать камни, птиц, купающихся ну и нудистов. (сразу же скажу что карты памяти емкостью 32 Гбайт ни когда не покупайте, лучше купите две или три по 16 или 8, они ломаются и….)

Разговаривал с местными продавцами. Узнавая у них как им тут живется, чем занимаются, чем можно заняться мне, где купить снасти для рыбалки и коньяк. Я узнал многое, почему затопило Крымск, кому принадлежат самый шикарные коттеджи Геленджика, слухи это или правда мне никогда не узнать. Хотя слышу я все это не первый раз. Но главное я узнал где купить морских червей!

Ближе к вечеру я уже напевал свою любимые песни и шагал, улыбаясь под заходящим солнцем в сторону дома. Было чертовски хорошо и приятно. Я нашел замечательный напиток, водка Сливовая. Лучшее что я пил за всю свою жизнь из спиртного, правда цена немного великовата, но я же в отпуске!

В рыболовном магазине я поговорил с продавцом, он охотно рассказал, что и где клюет, я купил огромный морской поплавок и креветок, червей морских не было.

Вечером сидя у бассейна я допивал сливовую водку и смотрел на небо, Костя включил замечательную музыку, включил освещение и мир стал уютным и очень привлекательным. Я установил будильник на 5-00, положил полбутылки сливовой водки и лаваш в рюкзак, вытащил из сумки новые кроссовки и предвкушаю удачу лег спать. Через открытое окно было слышно, как соседи играли в бильярд и бурно праздновали каждый шар, чуть подальше запускали фейерверки и жарили шашлыки. Кругом было веселье и радость.

Морская рыбалка и еще один урок для меня.

Ранее утро. Кругом полно собак, которым я почему-то не понравился. Новые кроссовки ужасно терли сразу обе ноги. Я стер до мозолей одну ногу, потом вторую, находясь около моря я снял кроссовки и дальше пошел босиком. А мне говорили, не бери новую обувь в дорогу, а я не верил. На центральном пляже было едва светло, много рыбаков закидывали снасти далеко в море. По неведомой никому причине я решил отправиться дальше.

Отойдя метро двести, я расчехлил удочку и совершил свой первый морской заброс. Огромный поплавок улетел метров на шестьдесят, чему я очень удивился.

Вокруг меня бродили деловые чайки. Которым я изредка кидал кусочки лаваша.

Ничего не клевало.

Через три часа стали проходить купающиеся люди, они занимали места с утра. Шли с огромными сумками с едой и выпивкой, бутылями воды. Они проводили на море весь день, а не какие-то там двадцать минут.

Мужчина в маске плавал рядом с моим поплавком, затем он встал, вода едва доходила ему до пояса. Я три часа сидел на мелководье, болван!

Собрав все свои снасти, я отправился домой, на центральном пляже было уже очень много народа, вот когда люди начинают занимать места! В море появились дельфины, они плыли очень близко, все достали фотоаппараты и начали их фотографировать. Удивительные создания, говорят они используют свой мозг на 20%.

Сливовая водка кончалась, надо идти за новыми бутылками. Домой я шел в прекрасном настроении. Солнце уже беспощадно палило и было очень жарко. Хотелось спать и пить.

По приходу домой я выпил пол литра воды, поел и хотел было лечь спать, но передумал. Я же приехал на море, спать буду дома, зимой. Тем более что зима у нас круглый год.

По дороге на море решил забраться на гору. Я поднялся почти до самой вершины. Вид был просто восхитительным, дневная дымка, горы и море. Усевшись под тень небольшого дуба медленно обводи глазами все что было видно с горы. Я даже не думал о чем-то другом, просто смотрел и радовался. В голове было пусто и тихо, внутренний диалог прекратился. Такие моменты бывают очень редко. Мне стало ясно что такое единство с природой и этим миром. Я его часть, все здесь правильно и красиво. Пейзаж был так прекрасен невозможно было оторвать от него взгляд. Даже ползающие по мне муравьи не отвлекали. А лишь придавали большую глубину этому миру.

В горах я встретил человека с мешком, он помахал мне рукой. Он был в брюках и спортивном костюме, с большой бородой и несуразной кепкой. Что он собирает я так и не понял.

Спустившись с гор, я отправился на пляж. Народа было еще больше чем утром. Идти пришлось туда же где я рыбачил. Усевшись на камень и свесив ноги в морскою воду, я погрузился в раздумья. Набегающие волны захлестывали мои ноги, прямо как в кино, когда герой кинофильма сидит на камнях у моря и раздумывает над жизнью.

Грозовые облака выплыли из-за горы как большие парусные корабли, они становились все ближе и ближе. Еще ни разу не был под дождем на море. Я даже не мог предположить, что в течении трех дней будет идти дождь и греметь гром, сверкать молнии и реки грязной воды побегут с гор. А на полянках, заборах и деревьев появится много огромных улиток.

Оглушительный удар грома заставил меня задуматься о дальнейшем нахождении на море. Гремело так сильно, будто два великана поссорились и кидались друг в друга булыжниками.

Пошел сильный дождь, я шел по направлению к бару. Таких сильных дождей я не видел в своей жизни. Я бы промок насквозь не будь я в одних трусах. С гор на море полилась грязная вода, море стало песчано-желтым, чайки куда-то улетели, люди бежали бегом, спасаясь от дождя. Кто-то сидел под зонтиками от солнца, которые оказались универсальным средством. Дождь был везде, все горы были в тумане.

В прибрежном баре было полно народа, кто-то уже купил огромный чебурек и жадно его уничтожал, другие просто сидели и пялились в свои телефоны. Третьи пили и разговаривали.

Что-то со мной не так, я нахожусь на море вот уже второй день, а ни с кем еще даже толком не поговорил, не выпил, ни посидел под звездным южным небом. Сходиться с людьми мне стало сложнее.

Прогулка

Следующий день я провел в поисках. В поисках дешевой столовой и жилья, которое мне понадобиться после 10 сентября, а также места для отличных фотографий.

Жилья оказалось очень много, хозяева были всякие и скверные, и хорошие, доброжелательные и какие-то угрюмые. Столовых я нашел две, одну на море, вторую прямо на федеральной трассе и называлась она «Архип & К». (столовых конечно было намного больше, но те что понравились по цене, две). С местом для фотографий все никак не складывалось. Мне не нравилось то одно, то другое. К двум часам дня пошел дождь, небо стало серое, гремел гром, народ сидел по кафешкам и дегустировал местные спиртные напитки.

В этот день я решил прокатиться на катамаране, большом двухпалубном с красивым именем «Анастасия».

Волны были значительные, невозмутимый капитан корабля посматривал на часы и слушал музыку. Пассажиры прогулочного катамарана фотографировали непонятно что и я был в том числе. Думал, что получиться что ни будь интересное.

Волны как я уже говорил были большими, наш катамаран то проваливался, то взлетал ввысь. Меня еще никогда так не укачивало. Попытка пройтись с одной палубы на другую помогла, немного отлегло. Кое-кто из пассажиров лежал на диване и ждал, когда же закончится прогулка. Я ждал этого не меньше их.

Раньше меня никогда не укачивало ни на каким транспорте, а здесь вдруг такой неожиданный поворот. Я забеспокоился, как же я тогда поеду на морскую рыбалку?

По дороге с моря я решил зайти в одну из дверей на которой было написано: «Чача, вино». Вино было приторно сладким, такое впечатление как будто в виноградный сок добавили водки и сахара. Чача отдавала ароматизатором «Изабелла», но пилась достаточно хорошо. Настроение по приходу домой было отличное. Завтра пойду ранним утром в горы, чтобы сфотографировать пейзаж на рассвете! C этими мыслями я погрузился в сладкий сон.

В горах

Было еще темно и гостиница оказалась закрыта. Я ломился в двери и никак не мог понять, как выйти. Разбудив горничную и Константна которые удивились моему раннему желанию прогуляться. Мне стало как-то не ловко перед ними.

Выйдя за порог, я наткнулся на собак, которые, наверное, всю ночь ждали кого бы облаять. Они так близко бросались к моим ногам что я вынужден был взять палку, лежащую возле строящегося дома и отмахивался ей. Собаки еще яростней лаяли и кидались на меня. Можно сказать, с боем я прорвался к горам, в горы собаки почему-то не пошли. И лишь я стал на тропинку, которая начиналась сразу же за последним домом они убежали. Но палку я выбрасывать не стал.

Я оказался почти на самом верху, было свежо, шел небольшой дождь. Тьма потихоньку отступала я сел под небольшой дуб и стал ждать рассвета. Я был достоит замечательного рассвета после такого насыщенного утра. И вот небо окрасилось красноватым светом, солнце путалось в тучах и грозовых облаках, ни один луч не пробивался. А рассветы здесь, как и закаты очень молниеносны. Не успеешь и глазом моргнуть как уже солнце полностью поднялось из-за гор.

Выпив немного сливовой водки, я еще раз оценил этот восхитительный продукт. Я вертел головой и направлял фотоаппарат, установленный на штативе во все стороны, картинка была серой и однородной. Даже туман куда-то улетучился.

Мимо меня прокатились камни. Я обернулся и мне показалось как будь то выше меня кто-то есть. Я стал всматриваться вверх. Деревья мешали разглядеть то что происходило выше. Либо это ветер, либо дождь, подумал я. Но через какое-то время услышал шуршание, будь то кто-то полз по земле или что-то тащили по земле. И вновь мимо меня пролетели камни. Может это змея? Почувствовав какую-то опасность, я начал собирать штатив и решил покинуть это место. Мне почему-то стало по непонятной причине очень страшно. Как будь то мне угрожала большая опасность. Стало даже как-то темно, город снизу окутал туман и ничего не было видно.

Я собрался уже спускаться и услышал стук, словно окто-то долбил камень о камень, очень тихо. По неведомой причине меня охватил ужас и тело сковало, я не мог пошевелиться. Впервые в жизни я узнал, как цепенеют от страха. Началась паника, я старался увидеть, что там происходит, сжимая палку все крепче в руке. Стук камней становился все ближе.

— Кто здесь? – я попытался сказать, как можно уверенней и громко, но голос был чужим. Ответа не последовало. Стук повторился. Я никак не мог понять причину страха, ведь что могло произойти, не медведь же это и не монстр, отчего я чувствую опасность?

— Кто здесь? – я попытался громче задать вопрос, на этот раз получилось лучше. Страх отступал волной, как будто кто-то стаскивал с меня одеяло, я ощутил, что могу двигаться и занозы, в руке которая сжимала палку.

Из тумана, как призрак вышел человек с пакетом, тот самый в спортивных штанах и пиджаке.

— Здравствуйте, — голос у него был ровный.

При виде его я выдохнул.

— Вы здорово меня напугали, вы что здесь делаете?

Он как-то хитро посмотрел на меня и сказал:

— Собираю желуди.

— А я вот собирался фотографировать, — страх почему-то так полностью и не отступил, что-то в нем было пугающее, хотя выглядел он как обычный человек.

— Меня зовут Рафаил, — он протянул руку.

— Андрей, — я пожал его крепкую грязную руку и страх окончательно улетучился.

— Угостишь? – он указал на бутылку, торчащую из рюкзака.

— Да конечно, — я протянул ему водку.

— Пойдем я покажу тебе замечательное место для фотографий, там можно посидеть поговорить, — он повернулся спиной и пошел в гору.

Какое-то время я колебался и всё-таки пошел за Рафаилом. Какое странное имя. И что в нем такого страшного, почему я испытал такой страх?

Рафаил

Мы шли минут десять не больше. Мы уже давно вышли на самую вершину, где рос настоящий лиственный лес из неизвестных мне деревьев. Вышли на полянку на которой горел костер, он был обложен камнями что бы не разгореться. Здесь было очень сухо, не смотря на то что шел второй день дождь.

-Садись, — он махнул рукой в сторону костра. Я заметил примятую траву, видимо он здесь спал.

Усевшись у костра Рафаил подкинул дров, попросил водки и хлебнув вернул мне бутылку. Его глаза хитро смотрели на меня. Мне казалось он видел на сквозь все что было со мной, врать не было никакой необходимости. Что-то страшное и непонятное было в его взгляде.

— Хорошо здесь, воздух такой свежий, — я не люблю, когда молчание, мне кажется если уж собрались два человека необходимо вести диалог или монолог. Но сидеть молча лучше в одиночестве. Иными словами, мне не удобно сидеть в тишине.

— А у вас там не так? – спросил Рафаил.

— Нет, там в основном дым, но бывает и очень свежо, утром, когда ветер северный, — я говорил все что придет в голову, лишь бы не молчать.

— Здесь так всегда, зима всего месяц, потом жара, — он подкинул еще хвороста. По запаху я понял, что это можжевельник, его древесина пахнет перцем.

— А у нас там нет лета, в этом году совсем,-я тоже кинул веточку в костер.

— А что привело тебя именно сюда? – он посмотрел на меня своим проницающим взглядом.

Я никогда не выигрывал в «гляделки», всегда отводил глаза первым, а тут и вовсе ничего не мог с собой поделать. Я делал вид что осматриваюсь.

— А знаете так случайно получилось, в самый последний момент диспетчер такси посоветовал.

— Случайно? Случайностей не бывает, — усмехнулся Рафаил.

Возраст его был лет шестьдесят, может чуть побольше, дурацкая кепка из-под которой торчали седые волосы, большая седая борода, которая вечно скрывала улыбку как мне казалось и черные как уголь глаза. В которые я не мог заглянуть.

Он подбросил в костер еще хвороста, хотя костер и без того горел очень жарко.

— А что привело тебя в горы, — он вытащил из костра горящую ветку и подкурил от неё сигарету.

— Фотографировать я хотел, рассвет.

— Хочешь, — он протянул мне пачку сигарет,

— Не откажусь, — я поступил так же как он, достал горящую ветку и прикурил.

— А от ветки вкусней, не так ли? – спросил он, показывая сигарету.

— Да, точно, как-то даже визуально смотрится лучше, чем от зажигалки, — согласился я.

Мы молча курили, он смотрел на меня и улыбался, я пытался отвести глаза и рассматривал заросли дуба и других деревьев, поворачиваясь проверить смотрит он на меня или нет я заставал его глаза нацеленный прямо в мои. Мне становилось как-то не ловко…

Видимо он это понял и спросил:

— Так все-таки зачем ты здесь?

— Фотографировать…, — он улыбнулся и его белые зубы блеснули, очень уж белые они для того, кто ходит собирает желуди и выглядит как бомж. Не дав мне договорить, он поднял руку и обвел указательным пальцем круг.

— Вообще зачем ты здесь? В горах. На море.

— А вы про это, я отдыхаю, решил сменить обстановку, отпуск.

— Понятно, отпуск — это хорошо, — он затянулся и выбросил окурок в костер.

— А почему вас так интересует зачем я здесь?

— Ты немного отличаешься от остальных приезжих, — его глаза улыбались очень доброй улыбкой. – Я давно таких здесь не встречал.

— И чем же, — я немного был встревожен, да еще окурок обжег мне пальцы.

— С кем ты приехал?

— Один, а что?

— Я же говорю, мало кто приезжает в 34 года один на море, — он продолжал улыбаться.

— Да вот решился и поехал, как-то так мне даже лучше и отдохнуть хочется от всего и всех.

— Ты очень смешной, — он смотрел как я растираю обожжённый палец, — странный, утром встал и в горы, другие вон спят, а ты один в горах и с водкой.

— Все люди странные по-своему и все совершают те или иные поступки, — я улыбнулся в ответ.

— У тебя в голове тысячи мыслей, много вопросов, ты что-то ищешь? Ты руководствуешься чувствами, но не доверяешь им до конца, а знаниями пользуешься, но как-то не охотно…, — все это время он смотрел на меня.

Ничего себе психолог, пронеслось у меня в голове, это же надо.

— Какие вопросы у меня, например? – мне стало интересно, — что вы имеете в виду.

— Мы же с тобой уже выпили, так?

— Так.

— Ну значит «ты», а вопросы интересные, на которые я смогу ответить, вот только примешь ли ты мои ответы.

— Значит я могу тебе их задать? – вот это да, я так давно не разговаривал, я чувствовал глубину сознания этого человека, я чувствовал его огромное превосходство пред многими если не перед всеми людьми. А может в его сигарете трава или я сплю?

— Можешь спрашивать, я же сам спровоцировал тебя на это, — он развалился на земле опершись рукою на камень, как на подушку.

— Вы кто? – спросил неожиданно я.

— Ты и сам это видишь, чувствуешь, осознаешь, ощущаешь, я не могу сказать тебе больше чем твои чувства и глаза.

— Как ты думаешь бог есть?

— Смотря для кого, но точно не для всех.

— А ты веришь в бога?

— Да, — он улыбнулся в очередной раз своей загадочной улыбкой.

Некоторое время мы молчали и опять курили.

— Ты здесь живешь? – спросил я.

— Нет, не прямо здесь, но очень люблю здесь находиться, эти места заряжают меня энергией.

— Как ты думаешь люди всегда жили здесь, что было здесь до нас?

— Мы многое не знаем, хотя думаем иначе. На этой планете семь поколений людей, нам всего-то несколько десятков тысяч лет.

— Семь? – меня поразила точность цифры, не примерно, а именно семь, — но ведь все равно были бы какие-нибудь останки, свидетельства их существования.

— Миру 150 миллионов лет, пойди на пляж собери 150 миллионов песчинок, потом выбери из них двадцать тысяч, и они укажут тебе на огромное время о котором нам даже не известно.

— Но ведь есть ученые, они то знают, что миру 150 миллионов лет, они знают, как он развивался и кто жил и когда жил.

Рафаил сел, прижал к себе колени и обхватив их руками сказал:

— Знания не всегда правдивы, знания вообще меняются каждые 150 лет, что кажется человечеству очевидным сейчас, через 150 лет будут казаться откровенной глупостью.

— А мы из этих семи какие по развитию? Мы самые развитые? Или «Атлантида» все же превосходила нас? – не знаю почему я вспомнил про Атлантиду.

Он опять улыбнулся и продолжил отвечать:

— Мы самые продвинутые по забиванию своего разума всякой чепухой.

— Это как понимать и чего было у них такого чего не ту нас, а может им этого не было нужно?

— Вот начинаешь понимать, они пользовались чувствами, они использовали то чем наделила их природа, представляешь, — он мечтательно посмотрел в небо, — они могли перемещаться на большие расстояния с помощью своих чувств, не используя ни чего более.

Я недоверчиво посмотрел на него, не сумасшедший ли он. Не похож. Слишком уж складно он излагает свои мысли.

— У нас есть самолеты и машины, для перемещения.

— У некоторых из семи тоже были машины и механизмы, но итог один.

— Какой же? – не понимая ничего я посмотрел в его глаза, или он меня разыгрывает или я сейчас разговариваю с сумасшедшим.

— Они исчезли, нарушили гармонию и свое единство с окружающим миром.

Между нами горел костер, некоторое время мы молчали. Изредка пролетали какие-то небольшие птички. Один раз выбежали из леса перепелка, посмотрела на нас и убежала обратно. Я посмотрел сквозь деревья на горы, там шел дождь. Повернув голову, я понял, что везде шел дождь кроме этого места. Посмотрев на верх и подставил ладонь, проверяя есть ли дождь.

-Ты удивлен отсутствию здесь дождя? – Рафаил заговорил первым.

— Немного удивлён, но это, наверное, из-за высоты нашего места над уровнем моря?

— Ты всегда ищешь рациональное, во всем что тебя окружает?

— Конечно, это же все законы физики.

Он усмехнулся и подбросил последние дрова в костер.

— А какой смысл в моей жизни, для чего и зачем я живу, зачем все мы живем, что будет после смерти? – неожиданно для самого себя произнес я.

Рафаил поднял левую бровь вверх, потом подмигнул мне:

— А что было до жизни?

— Я не знаю, ничего не было, — растерялся я.

— Вот тоже самое будет и после смерти, — он взял большую полку и разворошил ей костер, — принеси еще дров немного.

— Сейчас, — я встал и пошел в лес за дровами оборачиваясь по пути. Рафаил улыбался смотрел мне в след.

Когда я вернулся к костру Рафаила там уже не было. Обойдя костер, я ничего не нашел, ни его сумки, ни его дурацкой кепки. Усевшись к костру, я просидел так пол часа. Рафаила не было. И у меня ничего не пропало, ни фотоаппарат, ни штатив, ничего. Странно. И вдруг пошел проливной дождь.

Спускаться с горы было сложно, то что раньше было сухим камнем и песком стало мокрым и подвижным. Реки воды катились вниз вместе со мной. Ручейки соединялись в большой ручей и устремлялись вниз. Спуск отнял у меня много сил.

В гостинице я молча просидел у окна до вечера смотрел на горы. Я видел тот участок горы на котором встретил Рафаила. И хотя было уже темно, молнии выхватывали именно это место и мне показалось что там стоит человеческая фигура и смотрит прямо на меня.

Уснуть я долго не мог. Ходил взад и вперед по гостевому домику. Боясь разбудить гостей. В соседнем гостевом домике пели песни, стучали стаканы, люди смеялись, и было слышно, как они играют в бильярд. Отдыхали по полной.

«Ой мороз, мороз, не морозь меня, не морозь меня, моего коня,

Моего коня белогривого, у меня жена, ой ревнивая»

Ближе к утру сон всё-таки принял меня в свои объятия.

Переезд.

Время пролетело не заметно и вот уже 10 сентября, а это значит пора переезжать. Константин показал мне, где живет его знакомая Тамара.

«Зеленый» так называлась мини гостиница. Домики оказались очень уютные, красивые, а на газонах полным-полно гипсовых фигурок гномиков. В центре двора расположился бассейн, а вокруг бассейна стояли лежаки для загара. Под деревьями стояли столки для выпивки и перекусов. Столовая была большая на четыре стола с огромным телевизором. Возле телевизора лежали повидавшие все в своей жизни микрофоны для караоке. Дисков для караоке тоже было множество. В углу столовой была полка с книгами, некоторые гости привозили фотографии и памятные сувениры с родины. Например, из Новосибирска.

Большой и удобный мангал, на него можно было даже поставить казан. Все вокруг было прибрано и очень аккуратно разложено. Двор был замечательным, как я мог не согласиться?

Кроме меня здесь ни кого не было, хозяйка сказала, что уже не сезон и вряд ли кто-то еще приедет.

— В сезон здесь, наверное, очень весело? – спросил я, указывая на караоке и столики на улице.

— Ох, приходиться иногда ругаться и с метелкой разгонять гостей, а порой и вместе выпиваем, народа столько, что даже на лужайке спят, лишь бы не на улице, — все это время она курила сигарету. Видимо здесь курят все, куда не посмотришь все кругом курят, это, наверное, чистый морской и горный воздух мешает им жить. Его надо разбавить табаком.

И вот я в новом номере, кровать новая, матрац новый, туалет и душевая были чистыми с красивой плиткой. Бросив вещи, я решил пройтись до моря.

Прогулка вдоль реки Вулан под тенистыми платанами, дубами и каштанами длилась долго. Я посидел на пустующей лавочке в центре этой замечательной рощи. Мир и спокойствие, захотелось сидеть так вечно. Мимо проходили люди с пляжа, на пляж, кто-то останавливался и просил их сфотографировать. Место было удивительное. А желто-красная листва завораживала своей красотой и спокойствием, намекая, что перемены бывают и здесь.

День прошел быстро, два раза шел теплый небольшой дождь, жары не было, море было теплым, сентябрь — самое лучшее время для отдыха! Сделал я для себя такой вывод.

На новом месте я долго не мог заснуть. Ворочался с боку на бок, выходил на улицу, садился за столик курил и смотрел в ночное небо, за забором мяукал котенок, на втором этаже коттеджа что стоял рядом танцевали и пели. Я решил прибегнуть к проверенному методу – выпить.

А впереди было еще десять дней пребывания на черноморском побережье. Из головы все никак не выходил разговор с Рафаилом. Или это просто мне приснилось или в самом деле произошло со мной? После третьего стакана чачи в голове загудел крепкий хмельной ветер, жизнь раскрасилась мечтами и идеями. Впереди замаячило веселье и легкость бытия, беззаботная жизнь была такой сладкой, что я не мог её полностью насладиться, как маленький мальчик, который не может передать радость от купленного ему мороженного. Мне захотелось что бы этот момент длился как можно дольше. Вот только время безжалостно двигало стрелки и луну по небосводу.

Мечты в моей голове указали на Геленджик, завтра же, на канатную дорогу и посмотреть знаменитую набережную. А значит надо заканчивать с выпивкой и идти спать.

Геленджик

Было ранее утро, когда я сидел уже в рейсовом автобусе Архипо-Осиповка – Геленджик. Не знаю с чем связаны такие трудности, но купить билет очень проблематично. Мне как-то повезло, женщина пришла сдавать билет, и я выкупил его.

Дорога до Геленджика извивалась змеей, взмывала то вверх, то уходила вниз, развороты на 180 градусов и езда по краю горы. Я думал, что на таких дорогах я никогда не окажусь, это только в кино. И вот я на одной из них. Мы проезжали горы, пасеки, торговцев мёдом и фруктами, высохшие реки, одинокие дома и виноградники. В открытое окно залетали запахи, пахло мёдом, морем, чистым воздухом и яблоками.

Через некоторое время я ощутил тошноту, укачало. Оказавшись неготовым к таким поездкам, я закрыл глаза и стал ждать, когда мы приедем в пункт назначения. Ждать пришлось минут тридцать.

На автовокзале Геленджика мне предлагали жилье. Я решил сразу же купить билеты обратно, оказалось, что на автовокзале их не купишь, пришлось идти на какой-то другой вокзал.

Геленджик город очень красивый, современные многоэтажки, красивые дворцы и коттеджи, крупная надпись на горе «Геленджик», а рядом «Мегафон» мне показалось это очень странным.

Я прокатился на канатной дороге, очень захватывающее зрелище, давно так не было страшно, со времен поездки с армянином из Краснодара в Архипо-Осиповку. Вид с горы куда ведет канатная дорога шикарный, видно всю бухту и еще немного. Правда в небе была дымка и фотографии получились не очень качественными.

На знаменитой набережной в Геленджике было многолюдно, на пляже купались люди, по набережной катались велосипедисты и гуляли пары. Фотографировали все, кто золотую рыбку, кто невесту, ну а кто неизвестного туриста.

Этот город очень сильно отличался от того в котором живу я. Отличается так как будто это другая страна. Наверное, так оно и есть. Местные сетовали на высокие цены и резиденции премьер министра и жены президента, многие говорили, что Геленджик — это город жены президента. Правда я не особо верю этим слухам.

Я пошел в жилые кварталы, туда где стоят многоэтажки. Интересно каково это жить в городе курорте? Когда круглый год перед тобой море и горы, наверное, перестаешь замечать эту красоту и просто носишься как угорелый по каким-то своим делам и задачам. Человек очень часто ничего не замечет и ничего не видит, ссылаясь на нехватку времени.

Здесь очень много шикарных машин, кабриолетов и лимузинов. Живут здесь судя по всему люди лучше, чем у нас.

Пообедав в случайно встретившейся столовой, я пошел дальше. Гулять по набережной здесь можно вечно, множество кафетериев, баров, тренажёров, стоящих прямо под открытым небом, разнообразные детские городки и много всего что притягивает взгляд туриста. Светло, чисто и тепло, все чего так не хватает мне как жителю среднего Урала.

Город мне очень понравился. Дворцы, стоящие вдоль набережной, еще раз доказывали о огромной пропасти между классами моей родины, как же велико это различие. Как же они далеки от простых людей. Предстояло ехать в Архипку, я пошел искать средство от укачивания и быстро его нашел. Это средство продается здесь на каждом углу, в каждом кафе и каждой беседке.

В баре

Признаюсь, честно на обратном пути я переборщил с антиукачивающим. Выйдя на станции Архипо-Осиповка, я отправился не домой, а в бар. Первый который пришел на ум на реке Вулан.

Я шел, да что там шел, бежал предвкушая интересные события. Перед баром на лавочке сидел какой-то попрошайка и курил.

— Молодой человек, закурить не будет?

Я очень щедр, когда пьян и протянул ему пачку сигарет, подмигнул и уже отправился по направлению ко входу как попрошайка крикнул:

— Спасибо.

Голос показался мне очень знакомым, да это же Рафаил! Я повернулся и точно это он сидел возле бара. Я стоял и смотрел на него, может быть это галлюцинации или двойник?

Он был выбрит, одет в новый спортивный костюм, кепка лежала перед ним на тропинке, в неё кидали мелочь.

— Садись, — он хлопнул рукой по лавочке.

Оглядевшись я присел, он пожал мне руку и улыбаясь спросил:

— Ты куда бежишь?

— В бар, решил отдохнуть.

— Тут такие вкусные манты делают, а я так люблю манты, — он закрыл глаза видимо вспоминая манты, — можно с тобой?

— Пошли, только я не знаю хватит ли у меня денег, — есть я там не собирался.

Мы сели за столик, к нам подошел официант и произнес речь:

— Я извиняюсь, в таком виде нельзя, — пожал плечами, — не я устанавливаю эти порядки.

— Ничего, я переоденусь, где у вас туалет? – спросил Рафаил.

— Вон там, — как-то неловко ответил официант, повернулся ко мне – будите что-от заказывать?

— Да, манты и водки.

Официант посмотрел на меня, потом указал в сторону туалета и спросил:

— Он с вами?

— Да, это мой дядя, он немного странный, но он не доставит вам ни каких хлопот, — оказывается в какой-то простой кафешке надо было быть прилично одетым что по выпить или поесть. Правда пару девушек, сидевших за соседним столом были прилично раздеты, но им не задавали ни каких вопросов

Рафаил вышел, и я его не узнал. Волосы были уложены на бок, на нем были брюки и пиджак одетый на светлую футболку, на руке висели часы.

— Ну что заказал?

— Ты где это взял?

— Украл, а тебе то что, — Рафаил взял зубочистку и стал перемещать из одного угла рта в другой.

— Ты прямо как на парад собрался.

— Ничего, один раз в жизни можно.

Принесли манты, водки, официант долго рассматривал Рафаила, на что тот ему ответил:

— Так можно? Ваше величество разрешит скромным героям труда поужинать в вашем кафе? – он произнес это с таким важным видом, махая при этом салфеткой, я не смог не улыбнуться.

Рафаил достал из кармана пятирублевую монету и бросил на разнос официанту

— Это тебе.

Ничего ни сказав, официант ушел.

Ночной пляж

В баре мы выпили очень прилично. Я танцевал, пел песни, пытался играть на гитаре, стоящей рядом с пианино, может быть делал что-то еще, но помню это очень плохо.

Рафаил съел все манты, выпил всю водку и куда-то делся. Исчез его парадный костюм. Я решил направится ближе к дому. Но попал почему-то на пляж.

Ночью на пляже не многолюдно, зато в прилегающих кафешках и ресторанах, народа очень много. Я шел вдоль небольшой набережной, перила которой были родными братьями перилам из Геленджика. И напевал под нос себе разные песни. Настроение было хорошее. Ко мне подошла девушка с волосами, заплетенными в маленькие косички, кажется это называется дреды, и попросила закурить, закурить не было. Но в руке была бутылка с минералкой, я предложил ей выпить, она засмеялась и тут только я понял, что она афроамериканка. По-нашему сказать темнокожая. Мы разговорились, она предложила пойти танцевать, тем более что играла медленная композиция. Мы танцевали, она рассказывала мне о том, как учиться в российском вузе в Краснодаре, ей здесь нравится, домой в какую-то африканскую страну давно не ездила. Потом мы пошли на пляж, она прижималась ко мне я как-то неловко пытался отстраниться. Мы сели на пирсе, опустили ноги в воду и глядели на черное ночное море.

Она очень много рассказывала мне о себе и вдруг как будь то вспомнив что-то спросила:

— А ты откуда приехал?

— Я с Урала!

Она засмеялась.

— Чего ты смеешься?

— Просто у нас в университете говорят: — Ты дурак или с Урала?

— Это не у вас так говорят, а везде. Кино такое было советское. Это оттуда.

— У вас там снега много?

— Да, бывает очень много.

— А я когда-то думала, что не увижу снег никогда, представляешь?

— А я думал, что не увижу моря.

Она опять засмеялась, потом положила свою руку на мою и сказала:

— Знаешь мы могли бы куда ни будь пойти, я знаю одно место там можно уединиться.

Я отдернул руку, мне как-то не по себе, когда девушка предлагает подобные вещи.

— А зачем?

— Ты такой смешной, — она смеялась и её волосы как щупальца каракатицы задевали меня. — разве нужно тебе это знать, просто нам будет обоим хорошо? Или ты сейчас скажешь, что так не можешь? Тогда давай за деньги?

Она смеялась, потом обняла мою шею рукой и попыталась меня поцеловать.

— Девушка, вы пьяны?

— Да, а что разве вы нет? – её это почему-то очень веселило.

— Может для начала выпьем? – предложил я, — ну для знакомства.

— Женя, — она протянула руку.

— Василий, — пожал я её руку в ответ.

— Ну вот. Когда мы друг другу соврали, мы можем идти? – она кажется все понимала, — ты раньше пробовал с такими как я?

— Нет. – я был на столько смущен прямолинейностью что мне хотелось провалиться сквозь землю, убежать. Но кто-то в моей голове желал иного исхода.

— Пойдем, ты такой нерешительный, это даже интересно, — она встала её легкое платье обтягивало тело, формы были что надо, я как-то это сразу не заметил.

Мы проходили мимо бара «Торнадо» внутри танцевали пары, играло танго. Она повела меня в центр, и мы начали танец. Мы были очень близко, от неё пахло морем и алкоголем, она все время пыталась меня поцеловать, я отстранялся и смотрел по сторонам. Её это веселило, и она прижималась ко мне как можно сильней. Вдруг кто-то крикнул:

— Женя, Женя! – рядом с нами за столиком сидела еще одна темнокожая и махала рукой.

— Это моя сестра Милана, пойдем я вас познакомлю…

Мы сели за стол и начали знакомиться, потом пришел парень Миланы, мы выпили принесенный им алкоголь коньяк или виски, я уже не мог различить. Мне ужасно хотелось спать. Я сказал, что скоро вернусь, в след мне крикнули что бы я захватил пепельницу. Женя встала и прошептала мне на ухо купить бутылку шампанского, вложив в руку тысячу рублей. Я отказался брать деньг, планы были другие…

Выйдя на свежий воздух, я отправился вдоль моря. Хотелось лечь и спать. Ночь была очень темная, ничего не было видно. Я очутился возле горы, которая служила оповещением о том, что пляж закончился, улегся на большой камень и стал смотреть в небо.

— Вася, Вася, — услышал я голос Жени. Но ничего не было видно, я решил лежать тихо, что бы не заметили. Так они и вышло, вскоре поиски меня завершились. Я уснул на берегу черноморского побережья, ругая себя за трусость и сожалея об упущенной возможности побыть с темнокожей девицей, у которой судя по всему с фантазией все в порядке.

Я не один

Меня разбудил сильный стук, кто-то бил камень о камень. Я открыл глаза, маленький мальчик колол рядом со мной грецкие орехи. А лежал я вовсе не на камне, а на тропинке, ведущей к гостевому домику, хорошо, что взрослых не было. Солнце во всю светило и выполняло норму по обогреву земли. Голова ужасно болела. Перебравшись на лавочку, стоящую рядом, захотелось пить, немного тошнило, надо было идти домой.

Идти было не легко, видимо выпито вчера было много, я помнил все, так мне казалось. По дороге домой я заглянул в кафе, с которого вчера все началось.

Найдя самый дальний стол и сев за него, я не заметил, как подошел официант. Он улыбался.

-Вот вам от заведения, — он поставил на стол пластиковый стакан полный коричневой жидкости. Я понюхал, это был коньяк. Противный и мерзкий.

— А водичка есть?

— Конечно, — официант удалился за водой.

Пошел в уборную, умылся, уложил волосы мокрой рукой, стряхнул пыль со штанов и пиджака. Вернувшись я обнаружил на своем столе жареную кефаль, картофель и коньяк, рядом стояла бутылка Нарзана. Денег у меня было рублей 200, этого должно было хватить только на воду.

— У меня нет с собой денег, — начал было я, подойдя к стойке, — хочу только пить.

— Андрей! Это наш подарок! — барменша подмигнула.

Меня это немного смущало. Откуда она знает мое имя?

— Простите, вы меня ни с кем не путаете?

Барменша посмотрела на меня, покачала головой и крикнула официанту:

— Коля, Андрей спрашивает не путаю ли я его с кем ни будь?

— Андрей, ну как тебя можно с кем-то спутать, — официант бросил протирать стол и подошел, -ты кушай, это от нас презент, коньяк не хочешь сейчас чачу принесем, как ты любишь прозрачную.

Мне стало совестно и как-то страшно, значит не все помню, сейчас я сгорю со стыда. Хотя какая пьянка если на утро не стыдно, так, по-моему, говорят. Выпил стакан коньяка, захотелось есть. Ел медленно, рыба была отличная, прожаренная и не пахла тиной, настоящая морская рыба. После третьей порции чачи я решил, что пора бы и честь знать. Но уходить было не ловко, надо было что-то сказать на прощание.

-Челентано! -развел руками вошедший гость, — рад тебя видеть, споем. Он поправлялся ко мне, сел рядом и похлопал по плечу.

— Ничего, покушай, выпей и спать, потом приходи, у нас в кафе никогда столько народа не собиралось как вчера, ты молодец, где ты там в какой группе раньше играл я забыл?

— Извините, я плохо помню, что было вчера?

— О как ты пел, играл правда не очень, а пел очень хорошо, — он встал и заорал, -Ой мороз, мороз, не морозь меня, не морозь меня, моего коня…

Ужас, это что же я вчера тут делал? Надо как-то отсюда потихоньку сматываться. Сердце билось предательски громко, пить больше ни хотелось никогда.

— Ну ладно. Молодец, — похлопал меня мужчина по плечу, — сразу видно Челентано! Андриано Челентано!

Через несколько минут, как только «незнакомый» мне мужчина ушел, ушел и я из бара. Выше на улицу и поспешил домой, и ту мне встретилась парочка. Мужчина улыбался до ушей, а женщина разговаривала по телефону, они подходили к кафешке, мужик громко сказал:

— Вот здесь я еще не был, давай зайдем дорогая, попробуем местную кухню, по-моему, тут должно быть красиво и вкусно!

— Да ты что, — сказала мадам отрываясь от телефона, — позавчера тут были и танцевали до утра, ты чего забыл?

Этот разговор вселил в меня какую-то надежду, я не одинок! Всегда чувствуешь какое-то облегчение если знаешь, что ты не одинок, есть кто-то такой же как ты, а еще лучше хуже, чем ты.

Все спать, хватит на сегодня. Голова не болела, ноги были легки, еда и алкоголь привели меня в чувство. И пока я шел до дома предательская мысль вертелась в голове, «А что может вернуться вечерком. А?»

Рыбалка

На другой день, рано утром я решил пойти к морю загорать весь день и купаться, никакого алкоголя и никакого обжорства. Одев шорты я по привычке проверил карманы и обнаружил в них клочок бумаги. Реклама о рыбалке на море. Немного подумав я решил порыбачить, ведь это, наверное, здорово рыбачить на морских рыб.

И вот я уже стоял на причале, капитан улыбаясь предложил присесть и заплатить за 2 часа рыбной ловли. Тут же предложили чачи и коньяка, я наотрез отказался.

— Укачает без этого! – кивнул в сторону бутылки капитан.

И вправду ведь, я об этом совершенно забыл. Море было не спокойным. Я взял на всякий случай пол литра коньяка если будет плохо только тогда буду пить.

Наш катер летел, а не плыл. Хотя правильно говорить шел. По эхолоту мы нашли огромный косяк ставриды и стали рыбачить. Через двадцать минут меня укачало. Открыв бутылку, я сделал пару глотков и предложил соседу. Всего на катере нас было шесть. Двое из Москвы, дед, который ни с кем не разговаривал и отец с дочерью из Ханты-Мансийского округа. Тот что был с «севера» сразу же согласился, и мы уже разговаривали в процессе рыбалки о том, кто чем занимается. Москвичи обсуждали настоящий коньяк за 5000рублей который вчера пили.

Я поймал около двух килограммов ставриды и одну ядовитую рыбку, увидев которую капитан подбежал ко мне и плоскогубцами снял её с крючка. Рыбка напоминала нашего ерша.

Сойдя на берег довольные и пьяные мы по инерции отправились к бару. Потом новые друзья пригласили меня к себе в гости, мы жарили шашлыки и пели песни. Потом ездили в горы на уазике, правда я все это помню плохо, лишь по фотографиям на телефоне.

Так закончился еще один мой день на море.

Черное море

Какой это был день по счету я не помню. Я решил весь день провести на море. Взяв с собой большую бутылку воды и еды которая была в холодильнике.

Море было спокойным, я шел вдоль скал, об которые усердно билось море. На берег выбрасывало все что морю было не нужно. Большие бревна, сланцы и какие-то тряпки. Миллионы бутылок и банок из-под воды и пива. Чем дальше я уходил от поселка, тем чище было. Скалы местами заканчивались, образуя ущелье. В этих ущельях росли сосны и прочая растительность. В одном из таких мини лесов были установлены палатки, народ отдыхал «дикарями». Горел костер и вкусно пахло ухой. Дети бегали по пляжу и играли.

Я шел дальше. Во чем замечателен сентябрь, тем что нет жары, от которой некуда денься. Искупавшись и перекусив, пошел дальше. Никого впереди и никого позади.

Вот оно море. Сидя на камне я смотрел на море. Море было спокойным и чистым. Изредка пролетали чайки. Рядом бегали небольшие крабы. Раньше я думал море — это большое озеро, у которого просто не видно берега. Как же я ошибался, море это запах и свежесть. Море — это живое существо.

Люди, которые мне встречались здесь выпивали шутили и загорали. Вот оно что делает с людьми море и безделье. На море выпивка считается лекарством. Дома – ядом. Здесь надо веселиться и жить так как не жил весь год. Ни каких рамок и ограничений. Избалованному иностранными курортами здесь скучно. Очень много людей которых я встречал здесь громко говорили о том, что больше никогда сюда не поедут, только в Турцию или Индию. Но Россия — это страна непредсказуемости, произойти может всякое и могут даже закрыть границы. Полиции же закрыли.

Люди в возрасте часто вспоминают свою молодость, то как они ездили на море студентами. Или в пионерские лагеря.

В море появились два дельфина, чайки кружили над ними, ожидая раненую кефаль или чего-то еще.

Мне оставалось на отдых всего два дня. Как же быстро летит время, а может быть на море время идет быстрей? Как же не хочется домой, почему такая несправедливость? Одни родились у моря, другие на севере? Одним море, свежий воздух, круглый год тепло и солнце, а другим снег, грязь и дожди с редкими днями солнца и тепла, комарами и мошкарой, грязными реками и полями. И кто больше любим небом?

Но здесь абсолютно нет работы, но, если посмотреть вокруг она им не особо и нужна. Люди живут здесь в не маленьких домах, ездят на не самых дешевых автомобилях и не выглядят бедными. Может из-за того, что им не надо покупать на четыре сезона одежду, шубу, обувь на каждый сезон разную. А может здесь какие-то другие причины?

Я думаю, что денег от туристов вполне достаточно что бы прожить год и не просто прожить. По моим скромными подсчетам хозяйка за три месяца получает около миллиона рублей. Столько я получаю за четыре года работы. Пусть даже половину она тратит на содержание домиков и поддержания порядка в них. Хотя это сомнительно. Многим очень хотелось жить здесь, на море. С утра выходит встречать рассвет и любоваться красотой. Многие после приезда с моря в течении первых двух месяцев хотят вернуться и жить. Потом эти желания куда-то улетучиваются. Наверное, будни или трезвые рассуждения стирают из памяти желание жить на море.

Все просто

Со стороны поселка прямо на меня шел Рафаил, с тем же самым пакетом и в той же дурацкой кепке.

— Привет Андрей, — он протянул руку.

— Ты чего тут делаешь?

— Вот ракушки собираю, потом сдаю их и получаю деньги. Ты я смотрю на море любуешься, сколько тебе здесь отдыхать? – он уселся рядом со мной.

— Два дня.

— Есть закурить?

— Нет и выпить нет, я бросил.

— Ого, — он покачал головой, — надо же, осторожно смотри не разорвись от здоровья.

Что-то было в нем не так. Как это точнее выразить я не знаю. Выглядел он как бомж, а вот что-то выдавало в нем человека другого. Его мимика была так богата. Когда он что ни будь, рассказывал или спрашивал, он играл роль для дешевого сериала.

Он протянул мне камень. Взяв его, я обнаружил в нем небольшое отверстие.

— Это куриный бог! – он поднял палец вверх, — не очень часто попадаются такие на побережье, мой тебе подарок.

— Спасибо, а почему куриный?

— Не знаю, называется так и все, злых духов будет отгонять, тем более ты пить бросил их сейчас вокруг тебя будит виться ого-го!

Он так смешно все это говорил, я засмеялся он похлопал меня по плечу. Море стало еще более спокойным.

— Красиво тут у вас.

— Море как море, чего ж тут красивого, — он пожал плечами.

— А ты давно здесь живешь? – спросил я.

— Ты меня об этом уже спрашивал, — улыбнулся Рафаил.

— И что ты ответил?

— Не помню, разве все упомнишь.

Мы молчали потом я вспомнил вопрос, который я задал ему в горах, после которого он загадочным образом исчез.

— Ты не ответил на мой вопрос, зачем я живу, для чего я, каково мое предназначение?

— А у тебя есть о ком заботиться?

— Да, конечно есть.

— Ты умеешь что ни будь делать что бы зарабатывать деньги?

— Конечно, — мне стало интересно к чему он клонит.

— Так вот твое предназначение — заботиться о тех, кто тебе близок и дорог, зарабатывать деньги и все.

— И все? Так просто? – я рассмеялся.

— Да, очень просто, вот так все в жизни. Поверь ни для чего остального ты не нужен, а если высшие силы решат, что ты им нужен они дадут тебе знак. Не переживай.

— А если бы мне не о ком было заботиться, тогда что?

— Тогда тебе пришлось бы найти кого ни будь или прожить бесцельную жизнь.

— Не может быть так все просто.

Рафаил встал, отряхнулся от песка, посмотрел на меня и сказал:

— Проще не бывает, ну ладно пойду я дальше. И кстати сказать, когда человек начинает задумываться над своей жизнью и своим предназначением это означает только одно, — он загадочно улыбнулся.

— И что же?

— Он вырвался из круга бытия и суеты жизни, он осознал, что живет и что его поступки важны, его жизнь влияет на других. В России этим вопросом страдает вся интеллигенция.

— Какой из меня интеллигент?

— Скажу по-другому, индивидуум, так понятно?

— Но ведь всех интересует этот вопрос, не так ли?

— Нет, далеко не всех, люди заняты своим, их затянул мир с его машинами, делами, сериалами. Они попали в круговорот, — он помолчал, улыбнулся и добавил, — ну мой друг, мне пора, рад был встречи.

Мне так не хотелось, чтобы он уходил…

Мы пожали друг другу руки и простились я долго смотрел ему вслед, он шел по берегу постоянно нагибаясь за ракушками. Он пару раз оборачивался и махал мне рукой.

Когда он скрылся за скалой я размышлял над его словами. Так просто?! И мы не для чего, мы для кого-то! И все!? Хотя с одной стороны это многое объясняет и ставит на свои места. Чайка поймала краба, бегущего по пляжу и взлетела, держа его в клюве…

Солнце садилось, ужасно хотелось есть. Я шел вдоль моря назад домой. Я смотрел на скалы, нависшие над водой смотрел на чаек, на дельфинов, вдруг я все это вижу в последний раз. Ведь когда ни будь этот раз настанет, обязательно настанет.

Вот и все

Настал то день, когда мне пора домой. Хозяйка подарила мне две бутылки по полтора литра каждая. С чачей и коньяком. Наговорила теплых слов. О том какой я хороший гость и неприхотливый…

По дороге до Краснодара не произошло ничего интересного. В Краснодаре везде и повсюду весели плакаты о том, что вскоре приезжает шоу «Уральские пельмени». В аэропорту ждать пришлось не долго. Я летел вместе с волейбольной командой Динамо из Краснодара, кое кто из пассажиров брал у них автографы. Рядом с ними я почувствовал себя карликом.

Дома меня встретил родной запах дыма, дождь и холод. Что-то горело или это был естественный запах, спустя пол часа я уже его не ощущал. Меня встретил мой друг Иван. Пока мы ехали я рассказывал ему как я рыбачил какая замечательная там погода, как отдохнул, сдерживался от того что бы не уснуть.

И вот по приезду домой я первым делом бросился с картой памяти в руке к компьютеру, чтобы посмотреть фотографии. И каково же было мое разочарование, когда не открылось ровно половину фотографий. Карты памяти, обе, оказались повреждены…

Я принял душ, надел на шею куриного бога и лег спать, что бы злые духи не заставили меня открыть бутылки и вспомнить вкус моего отдыха.