Юность Лермонтова

В баре

В баре под названием “Юность Лермонтова”, который располагается по улице Лермонтова в городе Верхние Камни, постоянно было много народа, особенно в вечернее время по пятницам. Бар был небольшой, в нём с трудом вмещались четыре десятка человек. Именно здесь проводили свое свободное от работы в пятницу время инженеры стекольного завода “Ударник” Киселев и Макаров.

Раньше, в старые времена, в этом здании располагался “Дом пионеров”, но время летит и бывшие пионеры теперь руководили этим заведением. “Юность Лермонтова” располагала к себе с первого посещения обычных, нетребовательных людей. Еда и закуска были обычными, но очень вкусными, напитки были не элитными и стоили немного дороже магазинских. А еще в этом баре работали очень красивые официантки с большими грудями, многие мужики стекольного завода “Ударник” ходили сюда именно за тем, чтобы обсудить, у кого из них были больше. Очень часто за столами ходили разговоры, что владелец этого заведения судя по всему очень разбирается в красивых девушках, раз все (а их всего было две) официантки были так “красивы”.

Кроме красивых девушек посетителям бара очень нравилась музыка и сам владелец, который частенько приходил и играл на гитаре на специальной мини сцене, к нему иногда присоединялись его друзья и знакомые. Поэтому в баре играла музыка без слов самого владельца, в живом или записанном варианте. Правда молодежи это не нравилось и они частенько подходили к заведующему, не подозревая что это и есть владелец. Высказывая, что музыка это отстой и что исполнитель этой музыки отстал от жизни. Заведующий отвечал им мягко и спокойно — пинками.

Стены заведения были обклеены плакатами с концертов рок групп и джазовых исполнителей, а так же был уголок с самыми ценными клиентами, у которых были даже специальные пластиковые карты, дающие им право проводить здесь свои дни рождения, или другой праздник. В этом углу среди прочих весели фотографии Киселева и Макарова.

-Ты будешь что ни будь заказывать из закуски или так, минералкой запьем? — Киселев спросил усаживающегося Макарова.
-Давай поедим, я сегодня домой не спешу, а ты? — он был очень молод, поэтому всегда перекусывал, если предоставиться случай.
Киселев кивнул и пошел к барной стойке, где его с улыбкой ждала Екатерина, та у которой по версии Макарова груди были больше.

Полицейские

В это время в бар зашли двое полицейских. Оглядевшись по сторонам, они направились к барной стойке. Киселев, совершив свой заказ, разговаривал с Марией о несправедливости мирового масштаба. О том, как недавно менты задержали его в пьяном виде, когда он вышел от них и отобрали наручные часы, подаренные директором стекольного завода по случаю его 15- летия работы на нем.
-Они хуже воров, представляешь…не успел закончить он свой рассказ, как на его плечо легла рука в форме.
-Лейтенант Гудков, ваши документы.
Киселев, не веря своим глазам, полез в карман, все это время за ним наблюдал его друг Макаров.
-Так, так! Киселёв Анатолий Игоревич, что же это вы представителей власти втаптываете в грязь?
-Киселев, — поправил его Анатолий, он жутко не любил, когда в его фамилии произносят Ё.
-Это дела не меняет, вы находясь в пьяном состоянии, наговариваете на представителя власти, да еще в столь омерзительном заведении.
Народ, находившийся в это время в баре, начал отвлекаться от своих дел и прислушиваться к разговору.
-Это место пропагандирует антигосударственную…..эээ..политику, все стены увешаны какими-то непонятными личностями, а посетители этого заведения вечно попадают в неприятные ситуации с сотрудниками полиции.
Народ окончательно переключился на полицейского.
Полицейский повернулся к сидевшим:
-Ну что, разве я не прав? Где плакат президента, как во всех нормальных кафе? Где музыка нормальная, почему вы предпочитаете именно это заведение нежели другое? Молчите? А я вам скажу, вы не уважаете представителя власти, называя его вором, а значит и саму власть, так?
-Совершенно верно, — сказал поднимаясь изрядно выпивший посетитель и добавил. -А вы собственно кто?
Полицейский побагровел от такой неслыханной наглости, он подошел к улыбающемуся и глядя в глаза спросил:
-Фамилия, имя?
-Юрий Алексеевич Гагарин, — заулыбался еще шире.
-Так вот Юрий Алексеевич, пройдемте-ка с нами дорогой, он кивнул головой своему ничего не понимающему коллеге и тот схватил под руки первого космонавта. А с вами КиселЁв, я еще поговорю.

Они наверное и у Гагарина украли бы часы, но зал встал на защиту простого человека от представителя власти, сначала завязалась толкотня, затем кто-то закричал, что президент наш недостоин висеть в этом баре на стене и где либо еще. На что полицейские ответили вызовом подмоги.

В половину одиннадцатого слегка подвыпившая компания из двадцати человек бара “Юность Лермонтова” оказалась в местном отделении полиции, где и проходил допрос. После Киселева очередь дошла до Макарова.

-Итак, как вас зовут, — спросил полицейский, приготавливаясь печатать на ноутбуке.
-Макаров Константин Леонидович, простите у вас попить не будет? Очень хочется.
Полицейский молча налил из фляги холодной воды и подал стакан Макарову. В этот момент Макаров увидел часы Киселева на руке, подающей стакан, который он молча выпил.
-Константин Леонидович, вы испытываете неприязнь к нынешней власти?
-Ну если только очень небольшую, — пожал плечами Макаров.
-А ваши родители об этом знают?
-Нет, не знают, мой папа был алкоголик и умер от цирроза печени два года назад, а мама была проституткой и тоже умерла, правда от белой горячки.
Немного смущаясь, полицейский с крадеными часами на руке поглядел на Макарова:
— Дело в том, что за неуважение к властям сейчас административная ответственность, распустились понимаешь, на форумах строчат, в газетах пишут, да еще в баре при всех ваш друг оскорбил меня… — он замешкался,- то есть нас, представителей властей.
-Сколько штраф?- спросил Макаров, прикидывая оставшуюся сумму денег, учитывая, что зарплата будет лишь через неделю.
-А штраф небольшой, на место работы сообщат и родственникам, у вас же есть брат или сестра, ну или дедушка и бабушка, им же неприятно будет знать, что их сын не патриот.
-Им ничего уже не будет интересно, сестра моя в девятнадцать бросилась под поезд от неразделенной любви, а брат нажрался таблеток, когда умерла мать.
Полицейский дернул плечами, опустил глаза и сказал:
— Ну а дед и бабка?
-Дед тоже пил, вот он будучи пьяным подрезал бабку ножом вместе с моей теткой и племяшкой, облил себя бензином и поджег, нет у меня никого больше, кроме Тольки Киселева, а тот места себе не находит, часы все-таки ценный подарок.. — Макаров тяжело вздохнул.
Полицейскому стало не по себе, он недоверчиво поглядел на Константина, затем расстегнул пуговицу на рубашке, посмотрел в монитор на своё отражение, соскочил со стула, вышел из кабинета, закрыл дверь, снял часы. Затем положил их в пакет и зашел в комнату для допроса.
-Вот что, нашли мы часы твоего друга, по пьяни потерял он их, а на нас наговаривает, — он протянул часы Макарову.

Выйдя на крыльцо полицейского участка, Киселев надел часы, плюнул в сторону дверей, посмотрел на сонного Макарова и сказал:
-А как там наш Гагарин?
-Он на допросе, скоро выпустят, у него же справка из дурдома.
Они обнялись и пошли проводить юность Макарова в бар.